Киевскому профессору удалось удалить опухоль, которую отказывались оперировать специалисты Германии, Финляндии и Иордании

Киевскому профессору удалось удалить опухоль, которую отказывались оперировать специалисты Германии, Финляндии и Иордании Злокачественное образование на ребре 18-летней Лианы было размером с крупную сливу и находилось в труднодоступном месте...

Злокачественное образование на ребре 18-летней Лианы было размером с крупную сливу и находилось в труднодоступном месте

Свой восемнадцатый день рождения Лиана отпраздновала в больнице, отходя от тяжелой операции. Но девушка не расстраивается, ведь знает: она стала на шаг ближе к полному выздоровлению.

— К этой операции мы шли целых четыре года, которые болеет Лиана, — говорит мама девушки 40-летняя Наталья из Хмельницкого. — Первые боли в правом плече у дочки появились еще в девятом классе. Тогда врачи заподозрили простуду и прописали Лиане мази, массажи, процедуры иглоукалывания. Но это не помогало. Чуть позже у дочки стали немного косить зрачки, и компьютерная томография, которую мы сделали, показала… опухоль ребра. «Это небольшое доброкачественное образование. Не переживайте», — говорили местные врачи. Но, как оказалось позже, опухоль была злокачественной. К сожалению, мы узнали об этом уже тогда, когда она выросла до размеров крупной сливы, и хирурги не решались ее удалять. Мы обращались не только к украинским специалистам. Я отправляла документы в немецкую, иорданскую и финскую клиники, откуда тоже приходили отказы.

Киевскому профессору удалось удалить опухоль, которую отказывались оперировать специалисты Германии, Финляндии и Иордании — Основная проблема заключалась не столько в размерах опухоли, сколько в ее редчайшей локализации, — говорит профессор кафедры торакальной хирургии Национальной медицинской академии последипломного образования имени П. Л. Шупика доктор медицинских наук Мамед Багиров (на фото). — Образование росло из первого ребра, к которому прилегают жизненно важные сосуды, плечевое сплетение и нервные стволы верхней конечности. Если их задеть во время операции, может парализовать руку, пальцы, плечо. Это очень опасно. Пытаясь обойтись без хирургического вмешательства, онкологи из Института рака провели Лиане пятнадцать курсов химиотерапии, тем самым уничтожив опухоль. Но спустя два года образование появилось на том же месте. Тогда стало очевидно: без операции не обойтись.

Кроме кости опухоль также поразила прилегающие к ребру сосуды, которые требовалось сохранить. Для этого мы поэтапно отводили сосуды, «раздевая» опухоль, словно капусту. А затем удалили ее вместе с ребром. Это без преувеличения ювелирная работа. Опасаясь того, что один из сосудов может быть поврежден во время вмешательства, мы заранее договорились со специалистами из Института Шалимова о протезировании. В случае необходимости они бы сразу приехали с сосудистым протезом. Но вмешательство прошло успешно, и это не понадобилось. Уже на следующий день девушку перевели из реанимации в общую палату.

— Когда врачи сказали, что после операции может нарушиться подвижность руки, я очень переживала, ведь играю на фортепиано и флейте, — признается Лиана. — Успокоилась только после операции, когда увидела, что могу шевелить пальцами, как раньше.

Пока лечение Лианы полностью не завершено. Ей предстоит еще непростой путь к выздоровлению, но девушку это не пугает. Она, как и ее мама, уверена, что все будет хорошо.

— Опухоль, которую удалили Лиане, очень агрессивная, и чтобы в будущем у дочки не было рецидива, врачи назначили ей высокодозовую химиотерапию и пересадку костного мозга из ее же стволовых клеток, — продолжает Наталья. — Благодаря пересадке, которую будут проводить в Киеве, дочка навсегда сможет избавиться от злокачественных клеток в организме. К счастью, преподаватели Львовского национального университета, в котором дочка учится на переводчика немецкого языка, пошли ей навстречу и разрешили сдать экзамены позже. Но даже находясь в больнице, Лиана продолжает заниматься, читает немецкие тексты. Она не может сидеть без дела. К слову, в университет дочка тоже поступала во время болезни. Сдавала экзамены между курсами химиотерапии.

— Я хорошо знаю немецкий язык, поэтому экзамены показались нетрудными, — говорит Лиана. — За год до поступления я ездила в Германию. Эту путевку выиграла на международном конкурсе, организованном всемирно известным Гете-институтом. От меня, как и от других участников, требовалось написать сочинение на немецком языке об охране окружающей среды. Я решила взглянуть на проблему как детскими, так и взрослыми глазами. Проводила опрос. Например, дети предлагали построить забор вокруг леса, чтобы никто не смог рубить деревья, а взрослые считали правильным утилизировать мусор. Произведение я дополнила фотографиями лесов и заброшенных свалок, которые тоже сделала сама. Благодаря этой концепции и заняла первое место. А спустя три месяца я посетила Турцию, куда тоже выиграла поездку. В этот раз нужно было смонтировать видеоролик о своем любимом музыкальном инструменте. Поскольку я одинаково люблю фортепиано и флейту, мой ролик получился наиболее насыщенным, и я оказалась за границей. Эти события происходили со мной уже во время болезни, и оба раза благодаря подготовке к конкурсам, сборам, экскурсиям в других странах я забывала о мучительных блоках химиотерапии и о больничных койках. Тогда я поняла: болезнь — не причина переставать радоваться жизни. Поддержка близких людей и знакомых, которые все это время помогали моей семье как морально, так и материально, тоже вселила большую уверенность в то, что мы наконец найдем врача, готового меня прооперировать. Так и случилось.

Желающие поддержать Лиану в дальнейшем лечении могут связаться с ее мамой Натальей по телефону (068) 203−55−95.

— Как часто вам приходится удалять злокачественные образования? — интересуюсь у профессора Мамеда Багирова.

— К сожалению, с каждым годом онкологических больных становится все больше. К нам направляют пациентов, у которых опухоли находятся в труднодоступных местах, нередко — на пересечении двух органов. Мы оперируем больных как с доброкачественными, так и со злокачественными образованиями пищевода, желудка, средостения, легкого. При этом стараемся максимально сохранить работоспособность человека, восстановить работу жизненно важных органов. Чем раньше к нам обращается пациент, тем больше вероятность ему помочь. Не зря врачи постоянно призывают хотя бы раз в год в качестве проверки сдавать анализ крови, делать рентген грудной клетки, УЗИ внутренних органов и систем.

Несколько месяцев назад ко мне обратился 50-летний мужчина, который из-за опухоли в средостении практически не мог дышать, задыхался уже через пять минут ходьбы. Как оказалось, он знал про опухоль и не решался на операцию больше трех лет. За эти годы у него заметно ухудшилась работа сердца, которое могло не выдержать вмешательства. Чтобы во время операции у больного не случился инфаркт миокарда, я оперировал его совместно со специалистами из Института сердечно-сосудистой хирургии имени Амосова. После того как я удалил щитовидную железу и опухоль средостения, кардиохирурги сразу же провели пациенту аортокоронарное шунтирование. Мужчина быстро пошел на поправку.

— Какие симптомы могут указывать на опухоль ребра?

— Деформация грудной клетки и болевые ощущения. Спровоцировать появление саркомы Юинга (злокачественная опухоль кости) может сильный удар в грудь. Поэтому после полученной травмы или аварии нужно обязательно провериться у врача, сделать рентгеновский снимок, а при необходимости — компьютерную томографию. Причем это касается не только опухоли ребра, но и любой другой части костной системы. Сейчас в народе бытует мнение, что при переломе ребра не нужна операция, мол, кости срастутся самостоятельно. Но это далеко не всегда так. Например, при множественных переломах осколок кости может повредить внутренние органы и сосуды. Часто развиваются и другие осложнения. Чтобы этого не допустить, врач в случае необходимости устанавливает специальную конструкцию, которая фиксирует ребра в правильном положении.

— Сейчас, в период цветения растений, многие люди страдают сильными аллергическими реакциями. Как не спутать симптомы поллиноза или астмы с опухолью дыхательных путей?

— И в том, и в другом случае человек начинает задыхаться. Но дыхание при опухоли шумное. Пациент может и не заметить разницы, а вот опытный врач сразу назначит дополнительные исследования. Кроме бронхоскопии, полностью отражающей состояние дыхательных путей, я также рекомендую компьютерную томографию с контрастным усилением. До процедуры пациенту внутривенно вводят контрастное вещество, благодаря которому на снимке лучше видны все особенности его патологии, сосуды. Таким образом, у врача есть возможность полностью увидеть картину, продумать тактику поведения во время операции. Бывают ситуации, когда больного не надо оперировать. Тогда мы назначаем консервативное лечение.

Однажды я оперировал женщину, мать шестерых детей, которую три года безуспешно лечили от астмы. Хотя на самом деле дышать ей мешало образование, находившееся между двумя бронхами и на три четверти перекрывавшее доступ воздуха в легкие. Перед вмешательством мы даже не проводили дополнительное обследование, ведь диагностическая аппаратура могла напрочь перекрыть доступ воздуха. Выполняли операцию, ориентируясь лишь на снимок, который женщина привезла с собой из дому. На следующий день пациентка призналась, что впервые за годы болезни спала лежа. А раньше, боясь задохнуться, она вынужденно засыпала в сидячем положении. Теперь у этой пациентки все хорошо, раз в год она приезжает к нам на контрольное обследование.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Подробнее http://goo.gl/64uYDf

Оставить комментарий

Календарь

« Декабрь 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Рекомендуемые материалы