Специалисты Национального института рака завершают клинические испытания уникального метода лечения

Он позволяет не допускать повторного развития онкозаболеваний у тяжелых больных...

Он позволяет не допускать повторного развития онкозаболеваний у тяжелых больных

«Когда я узнала о болезни, мечтала дожить до выпускного дочери. А сейчас нянчу двоих внуков»

— О том, что у меня рак яичников четвертой стадии, я узнала одиннадцать лет назад, когда почувствовала сильные боли внизу живота, — вспоминает 58-летняя киевлянка Светлана. — Тогда врачи провели мне восемь курсов химиотерапии, после которых требовалась операция по удалению опухоли. И хотя мне удалось правильно настроиться на лечение, в какой-то момент я сильно запаниковала. Дело в том, что за несколько дней до операции ко мне в палату подселили женщину с таким же диагнозом, как у меня. У нее случился уже третий рецидив. Тогда я поняла: у рака есть свойство возвращаться. Даже успешно проведенная операция не гарантия полного выздоровления. И эта мысль преследовала меня постоянно: я не могла нормально спать, есть, даже не хотела продолжать лечение. Постоянно спрашивала себя: какой смысл лечиться, если болезнь может вернуться? Как раз тогда в Национальном институте рака, где я проходила лечение, начинались клинические исследования метода, позволяющего не допустить рецидива болезни. Увидев мое состояние, врачи предложили мне в них поучаствовать. Я согласилась.

— В чем заключался предложенный вам метод лечения?

— Если говорить простыми словами, мне провели курс противоопухолевых прививок. Чтобы приготовить специальную вакцину, ученые лаборатории использовали мои раковые клетки, которые взяли из удаленной опухоли. Вводя мне вакцину, они будто закаляют мою иммунную систему и заставляют ее бороться с раковыми клетками, которые могли остаться в организме после операции. Помню, когда врачи и ученые лаборатории объясняли мне принцип действия вакцины, предупредили: «Пока метод находится на стадии испытаний. Вы будете одной из первых пациенток». Но эти слова меня не испугали. Через неделю после операции мне сделали первый внутривенный укол и ввели вакцину. Затем такие процедуры проводили раз в месяц в течение полугода. После шестимесячного перерыва процедуру повторяли еще раз. Чуть позже, исходя из результатов анализов, врачи изменили схему лечения. Сейчас ежегодно я прохожу курс вакцинации, состоящий из пяти прививок. Также регулярно сдаю анализы, делаю компьютерную томографию. Уже одиннадцать лет болезнь ко мне не возвращается. И это при том, что в медицинской литературе, которую я читала во время лечения, сказано, что пациенты с таким видом опухоли, как у меня, чаще всего страдают рецидивами. Я никогда не устану благодарить врачей и ученых за то, что они делают для меня и других пациентов. Они помогают бороться с раком! Когда я узнала о своей болезни, моя дочь училась в десятом классе, и я мечтала дожить до ее выпускного. А сейчас нянчу двоих внуков.

«Вакцинацию применяют в сочетании с другими методами»

— Впервые противоопухолевые вакцины начали применять более двадцати лет назад, но тогда они не были настолько эффективными, как теперь, — говорит заведующая лабораторией экспериментальной онкологии и лучевой патологии Национального института рака кандидат биологических наук Наталья Храновская. — Нам удалось усовершенствовать этот метод. Злокачественная опухоль настолько коварная, что вырабатывает специальные механизмы, невидимые для иммунной системы. По этой причине человеческий организм не всегда распознает раковые клетки, оставшиеся после операции. И они могут размножаться. Наша задача — вырастить в пробирке и ввести в кровь пациента большую армию определенных клеток (антигенпрезентирующих). Они способствуют образованию огромного количества клеток-киллеров, способных уничтожить злокачественные. Для этого мы используем видоизмененные раковые клетки самого пациента, и в лаборатории при помощи специальных технологий добавляем к ним естественные усилители (иммунокомпетентные дендритные клетки), которые поглощают все чужеродное. Это разработка ученых Национального института рака, на которую получен патент. В зависимости от особенностей больного, степени запущенности болезни, врач назначает специальную схему приема вакцин. Эти пациенты наблюдаются у нас пожизненно, но с каждым годом их визиты становятся все реже. Одним уже через несколько лет не нужны такие процедуры, другие по-прежнему продолжают их проходить.

— При каких видах рака подходит этот метод? — спрашиваю у заместителя директора по научно-организационной работе Национального института рака доктора медицинских наук Ирины Крячок.

— Пока доказана его эффективность при раке легкого и яичников. Планируется исследование результативности метода при других заболеваниях. Естественно, прежде чем приступить к работе с пациентами, мы долго изучали все особенности метода. Вначале исследование проходило в пробирке, затем были испытания на животных. И только когда мы узнали о всех возможных побочных эффектах, поняли, в каких случаях и в каком количестве нужно вводить вакцину, стали лечить больных. Сейчас наше исследование уже находится на завершающей стадии. За одиннадцать лет, которые мы практикуем вакцинотерапию, пятилетняя выживаемость больных после операции увеличилась на 20—25 процентов. Причем это касается очень тяжелых пациентов, не на начальных стадиях болезни. Это очень хорошие результаты, которых удается добиться онкологам в лучших клиниках Америки, Германии. Я очень надеюсь, что в ближайшие годы, когда исследования завершатся, таким образом мы сможем помочь большему количеству больных.


*"К нам приезжают больные со всей Украины, которым не смогли помочь в их родных городах, — говорит заместитель директора института Ирина Крячок. — Мы стараемся не только удалить опухоль, сохранив при этом орган, но и не допустить дальнейшего развития болезни"

Метод подходит только тем больным, которых можно оперировать. Во-первых, взять раковые клетки из опухоли можно только во время хирургического вмешательства, а, во-вторых, когда образование уже удалено, с раком бороться намного эффективнее, ведь «вражеских» клеток в организме меньше. У нас были случаи, когда, узнав о методе, пациент прибегал в лабораторию и просил включить его в исследование. Но потом оказывалось, что операцию ему делали месяц назад, и опухоль уже уничтожена. В таком случае нам неоткуда брать материал для вакцины. Это лечение должно продумываться заранее, еще до хирургического вмешательства. Важно понимать: вакцинотерапия — это лечебно-профилактический метод лечения. Его эффективно применять только в сочетании с другими методами.

— Получается, что вакцина хранится в лаборатории, работающей на базе института, на протяжении десятилетий?

— Не совсем так, — говорит Наталья Храновская. — Все это время в специальных морозильных камерах мы храним частички удаленных опухолей, из которых готовим вакцину непосредственно перед курсом процедур. Для каждого введения вакцины мы из клеток крови (моноцитов) пациента дополнительно выращиваем порцию живых функционально активных дендритных клеток. Естественно, для приготовления таких вакцин, хранения материалов должна быть определенная техническая база. В нашей лаборатории такая возможность есть.

*Заведующая лабораторией Наталья Храновская: «Частички удаленных опухолей, из клеток которых мы готовим вакцину, хранятся в специальных морозильных камерах на протяжении десятилетий»

— Как правило, к нам приезжают больные со всей Украины, которым не смогли помочь в их родных городах, — продолжает Ирина Крячок. — Мы стараемся не только удалить опухоль, но и не допустить дальнейшего развития болезни. У некоторых пациентов рак поражает сразу несколько органов и систем. В таком случае мы проводим одномоментные (симультанные) операции, во время которых за одно вмешательство удаляем два образования. Часто сотрудничаем со специалистами других клиник. Например, три года назад директор нашего института профессор Игорь Щепотин совместно с известным кардиохирургом Ильей Емцем впервые в мире провели операцию месячному ребенку с диагнозом комплексный врожденный порок сердца и гигантская грыжа. Тогда об этой успешной операции узнали в мире. Сейчас у девочки все хорошо, она ходит в садик, развивается наравне со своими ровесниками. Противоопухолевое лечение в большинстве случаев проходит с применением химиотерапии. Мы на высоком уровне разрабатываем схемы, протоколы ее приема. Также институт занимается разработкой инновационных технологий и новых противоопухолевых средств, что предусмотрено Общегосударственной программой борьбы с онкозаболеваниями на период до 2016 года.

Я объясняю своим пациентам: то, что еще несколько лет назад считалось неизлечимым, сегодня излечивается. Главное — не запускать болезнь. Чем раньше пациент узнает о своем заболевании, тем проще будет справиться с недугом. Поэтому каждому, даже если его ничто не беспокоит, нужно раз в год делать общий анализ крови, рентгенографию органов грудной клетки. Женщинам — посещать гинеколога, маммолога и проходить маммографию. Мужчинам — наблюдаться у уролога. А людям старше пятидесяти рекомендуется раз в десять лет делать колоноскопию. Если же появились какие-то симптомы — высыпания, повышенная температура, увеличение лимфатических узлов, беспричинная потеря веса, — нужно сразу обратиться к врачу.

Фото в тексте Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Подробнее http://goo.gl/dysgoQ

Оставить комментарий

Календарь

« Декабрь 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Рекомендуемые материалы