Буковинские врачи пришили отрезанные руки мужу и жене, ставшим жертвами мотоблока

Богдан и Валентина уже выписались из больницы. Теперь они заново «учатся»… обниматься...

Богдан и Валентина уже выписались из больницы. Теперь они заново «учатся»… обниматься

«Просто напасть какая-то с этими мотоблоками! — сокрушается 48-летний житель одного из буковинских сел Богдан Елица (имена героев изменены по их просьбе). — Года три назад парня в Кицманском районе такая же машина так пошматовала, что страшно даже вспоминать. Обе руки и обе ноги оторвало. Но хоть жив остался… Разве ж я мог подумать, что и сам (причем не один, а вместе с супругой) окажусь в похожей ситуации? Жена-то моя спасти меня хотела, а в результате и сама пострадала. Хорошо, что в нашем случае и „скорая“ быстро приехала, и врачи профессионально сработали. Иначе быть бы нам обоим калеками на всю жизнь».

События того дня он вспоминает неохотно.

— До сих пор мурашки по телу, — признается Богдан. — Я уже месяц не могу заснуть — все кошмары по ночам мучают. А самое обидное, что сам виноват. Ну разве можно было в работающий механизм голыми руками лезть?

О мотоблоке я мечтал давно. Сначала сам хотел его смастерить, запчасти покупал. А потом увидел в магазине сравнительно недорогие китайские мотоблоки и подумал: «А чего мучиться? Купил готовый — да и работай». Огород у меня большой, лопатой все поле не обработаешь. Мотоблок в хозяйстве — очень полезная вещь. Им же и огород вскапывать можно, и землю культивировать, и картошку окучивать. И ездит он фактически сам. Хозяин лишь сзади идет и управляет.

Богдан показывает огромный шрам чуть ниже локтя.

— Видите, какая память осталась? У жены шрамы на руке не меньше. Рубашку с короткими рукавами теперь не наденешь.

— Как же вас угораздило? Ведь не первый же день, наверное, с мотоблоком работали?

— Не первый. Три года он уже у меня. Купил как раз тогда, когда в Кицманском районе парню руки-ноги поотрывало такой же машиной. Проблем с техникой у меня никогда не было. А тут в мотоблок словно дьявол вселился! Как все было? Он застрял плугом в земле, а я, вместо того чтобы сначала отключить мотор, пошел вперед к работающей машине. Взялся за плуг, поднимаю его и вижу, что на крутящийся механизм мотоблока наматывается… моя штанина. Даже испугаться не успел — машинально схватился обеими руками за штанину. Но тут же на механизм намотало рукав рубашки, а потом и руку.

А дальше вообще кошмар! Я упал, и мотоблок поехал прямо на меня. Единственное, помню, руку выставил вперед, как бы защищаясь. А потом — страшная боль… Мне кажется, что я даже слышал, как кости хрустят. Видел, как мою руку до локтя несколько раз намотало на шкив мотоблока. «Как же такое может быть? — подумал тогда. — Там же кость!» А кость предплечья мотоблок, оказывается, раздробил на несколько частей и продолжал при этом ехать прямо по мне. Я еще удивился, что почти нет крови. В какой-то момент решил, что мне конец. Уже и сопротивляться не хотелось. Даже глаза закрыл. Мол, будь, что будет… В себя пришел от крика жены.

— Ой, так страшно было, — подключается к разговору супруга Богдана Валентина. — Вижу, по моему мужу эта машина проклятая едет, а он орет от боли. Побежала к Богдану и хотела вытащить его из-под мотоблока. Но как эту адскую машину выключить? Я ведь двигатель не знаю. В общем, сама попалась в ту же ловушку — мою руку так же начало наматывать на крутящиеся механизмы. Уже и сама ору. Вижу краем глаза, как дочка на наши с мужем крики выбежала. Только и успела ее предупредить, чтобы не подходила близко. Еще ей не хватало в такую переделку попасть. Она же на четвертом месяце беременности. И в этот момент машина, на наше счастье, неожиданно заглохла. Врачи потом сказали, что я фактически спасла мужа, хотя самой руку почти оторвало. Но если бы мотоблок не остановился и проехал по моему Богдану, он мог бы погибнуть. И ребра бы ему все переломало…

— Соседи прибежали не знают, что делать, — продолжает Богдан. — Дочка бросилась в «скорую» звонить. А я смотрю на свою руку, а она до локтя на лоскутке кожи болтается. Сам про себя думаю: «Для чего тут „скорая“? Чем она поможет? Все! Нет руки!» Говорю мужикам, собравшимся вокруг: «Принесите что-нибудь острое, я себе руку отрежу! Все равно ее, считай, уже нет…» А кто-то из соседей говорит: «Не торопись. Может, еще пришьют. Я слышал, что оторванные ноги людям пришивали. Это ведь голову уже назад не поставишь…»

— А вы разве не знали, что оторванные конечности можно пришить?

— Да слышал, конечно. Но, если честно, думал, что только тем, у кого денег много. А я кто? Обычный крестьянин. Кто мною заниматься будет? Кость-то на моей руке до локтя вся была раздроблена. Кто ж ее собирать будет? У Валентины тоже картина не лучше: рука вроде бы и не оторвана до конца, но было видно, что кость в нескольких местах поломана.

Машина скорой помощи из Черновцов приехала быстро.

— Врачи мою почти оторванную руку буквально отдирали от шкива мотоблока, накачав меня перед этим обезболивающими уколами, — рассказывает мужчина. — Старался не смотреть, что они делают. Боялся, что потеряю сознание да так и умру от болевого шока. Рядом Валентина стонала. У нее вообще рука возле плеча на коже болталась. Когда нас везли в больницу, я слышал, как медики разговаривали между собой. Один говорил: «Не то что до Киева — до Львова не довезем. Надо бы в Черновцы». А тот ему: «Другого выхода нет. Везем в областной центр. Пусть хоть попробуют спасти руки супругам». Ехали примерно полчаса. Мы с женой все это время были в сознании. Не знаю, как Валя, но я, если честно, с рукой уже мысленно попрощался.

— Оторванную руку теоретически можно пришить спустя шесть часов, — говорит заведующий отделением хирургии сосудов Черновицкой областной клинической больницы Дмитрий Домбровский. — Но вы же не забывайте, что удачная операция по восстановлению конечности зависит от того, как ее транспортировали. Есть определенные правила, как и чем обматывать оторванную руку или ногу, при какой температуре перевозить, куда лед прикладывать. В нашем случае говорить о правилах транспортировки не приходилось. Самое главное — надо было как можно быстрее начать операцию.

— А вдруг бы ничего не получилось? Не думали об этом?

— Нет. С такими мыслями вообще не стоит выходить на работу. Мы должны были сделать все от нас зависящее. Помню, мне позвонили из больницы скорой помощи и сказали, что к ним привезли двух пациентов в тяжелом состоянии. Я вызвал еще троих сосудистых хирургов из своего отделения, мы взяли такси и отправились на операцию. С момента происшествия до того времени, когда супруги оказались на операционном столе, прошло часа три. Но до столицы врачи действительно не довезли бы пациентов. Хотя мы, честно говоря, в Черновцах операций такой сложности, можно сказать, еще и не делали. Некоторые сосуды и нервы так и не удалось восстановить — они были разорваны и раздроблены. Сшивать сосуды — ювелирная работа, а у нас даже микроскопа нет.

— В каком состоянии супруги попали на операционный стол? — спрашиваю заведующего отделением ортопедии и травматологии Черновицкой областной больницы скорой помощи Дмитрия Якимюка.

— В шоковом. Мужчина постоянно твердил: «Чертов мотоблок! Пришьете руку — близко к нему не подойду». Женщина только стонала от боли. Но в целом, хочу отметить, супруги вели себя мужественно: не ныли, не жаловались.

*Врач Дмитрий Якимюк показывает на фрагменте скелета, в каком месте мотоблок искромсал руку одного из его пациентов (фото автора)

— Долго длилась операция?

— Семь часов. Сначала работали травматологи-ортопеды. Нужно было собрать все раздробленные кости. А потом уже началась работа сосудистых хирургов. Предплечье мужчины болталось на двух сухожилиях. Можно сказать, фактически оно было оторвано: кровь не циркулировала, вены закупорены. Да еще и кость раздроблена в нескольких местах. У женщины рука вырвана из плечевого сустава, но держалась на коже и мышцах.

Травмы от мотоблоков очень сложные. У нас в области просто беда какая-то с этими мотоблоками. Вот сегодня в детское отделение привезли 12-летнюю девочку с травмой ступни. Я ее еще не видел и понятия не имею, что она там с этим агрегатом делала. Или, может быть, ее кто-то из взрослых случайно травмировал? К нам вообще-то часто привозят людей с оторванными руками и ногами, но обычно ампутация — и все. А вот супругам Елицам, можно сказать, повезло.

— Когда вы поняли, что руки Богдану и Валентине все-таки удалось спасти?

— Наверное, только на третий день после операции. Когда наши пациенты стали шевелить пальцами. Но говорить сейчас о том, что уже удалось восстановить все функции конечностей, рано. Например, у Богдана рука еще не сгибается в локте. Пальцы согнуть он может, но самостоятельно разогнуть — нет. Это из-за того, что некоторые нервы и сухожилия так и не удалось восстановить. Валентина быстрее идет на поправку. Травма у нее хоть и тяжелая, но все же не такая сложная, как у мужа.

Супругам потребуется еще длительная реабилитация. Но хочу сказать, что хорошее психологическое состояние пациентов обычно ускоряет процесс выздоровления. Видно, какие хорошие отношения между супругами, как они нежно относятся друг к другу. И остальные члены семьи постоянно по очереди дежурят возле наших пациентов, ухаживают за ними. Палата всегда в идеальной чистоте.

— Первым делом, как только выйдем с женой из больницы, — начнем заново учиться обнимать друг друга, — улыбается Богдан. — А мотоблок свой я, наверное, разломаю, когда вернусь. Зачем он на людей бросается? И меня, и жену мою покалечил. Уж лучше вручную землю обрабатывать. Что-то я перестал доверять этой технике.

P.S. Стало известно, что супруги Елицы выписались из больницы. Сейчас они находятся в Молдове, куда их отправили на реабилитацию. Фотографироваться супруги также отказались, чтобы родственники и друзья не волновались.

Подробнее http://goo.gl/u104QB

Оставить комментарий

Календарь

« Декабрь 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Рекомендуемые материалы