Стартап как по маслу

Будучи совладельцем масложирового завода, мечтать производить на нем вместо майонеза с маргарином полезные продукты. Из Нижнего Новгорода устремиться на московский рынок, а заодно с разбегу начать захватывать китайский.

Получив MBA, запустить свой первый стартап и, не останавливаясь на этом, организовать целую фабрику стартапов. Корреспондент “Денег” провела целый день с владельцем центра кулинарных стартапов Mabius Иваном Сидорком, чтобы понять, как такое возможно.

10:00

Даниловский рынок, новая Мекка хипстеров, непривычно пуст с утра. Несколько юношей в узких джинсах пьют кофе слева от входа, девушка в темной хламиде и кедах спешит к фруктово-овощным рядам выпить гранатовый фреш перед работой. Возле бистро United Kitchen — совсем нехипстерского вида невысокий крепкий мужчина в костюме смачно захватывает куском хлеба соусы из приготовленных для него пробников.

— Как это, зеленое, говоришь, называется? Васаби-лайм? Супер. Идеальная салатная история. А это что? Сванская соль? Мм-м… Я вообще-то в Грузии пробовал — у тебя более насыщенная. Мне нравится. О, а это что? Чили? Класс! Это для Китая в самый раз! К пельменям китайским.

Шеф-повар United Kitchen, директор Mabius Андрей Рывкин, наблюдающий за этой дегустацией, удовлетворенно смеется и похлопывает друга по плечу. Горячая любовь инвестора этого и многих других кулинарных стартапов Ивана Сидорка к Китаю известна всем, и чили среди соусов, которые он пробует этим утром, появился не случайно. Совладелец Нижегородского масложирового комбината, два года назад он создал свой стартап-инкубатор Mabius, чтобы в продуктовой линейке его завода помимо маргарина и майонеза появились высокомаржинальные модные штучки. Но довольно быстро понял, что продавать эти штучки на российском рынке в нынешних условиях становится сложновато, и, поразмыслив, нацелился на Китай.

11:00

В здании завода “Кристалл” в Лефортово, в своей лаборатории, Иван с гордостью показывает ряд стеклянных банок с разноцветными хлопьями и чипсами.

— Вот мой главный эксперимент,— сияет Сидорок.— В перспективе — снеки на основе ДНК.

Я с ужасом отдергиваю руку от банки с красными хлопьями, к которой было потянулась, вопросительно смотрю на Ивана.

— А что, подумали, кровавые чипсы тут? — веселится он.— Томатные! Вон их сейчас экструдер шлепает.

Я поворачиваюсь в сторону здоровой железной машины, похожей на мясорубку,— в ее жерло сотрудник засыпает смесь из тазика, а та выплевывает в коробку что-то дымящееся, по виду — корм для собак.

— Это уникальный экструдер, нам он от Института пищевых технологий достался по наследству,— прерывает мои размышления Иван.— Прелесть в том, что экструдер этот сравнительно маленький. Промышленный заглатывает по 50 тонн смеси в час, для производства экспериментальных партий такие объемы не нужны. А делать может все что угодно. И корм для собак, как вы говорите. И чипсы. И снеки.

По поводу задуманных снеков Иван отправляется на совещание с технологами. Пару недель назад половина коллектива Mabius сдала кровь на ДНК в одной из лабораторий, предлагающих услуги “диета по ДНК”, каждому составили разрешенный набор продуктов, и теперь технологи решают, сколько можно сделать снеков для экспериментальной группы и из каких продуктов. “Нам нужен такой условный светофор,— объясняет Сидорок.— Допустим, пять цветов — пять пищевых комбинаций, и в каждом цвете несколько вкусов. Вот я по группе крови принадлежу к северным народам — пусть, например, мой цвет будет белый. И я должен из “белых” снеков выбрать то, что мне подходит, но чтобы мне это еще и нравилось: допустим, я люблю мясо — значит, снек должен быть со вкусом мяса, даже если никакого мяса там нет”.

Технологи кивают, хотя очевидно, что многим задачка представляется непростой. Мне лично идея питаться все время снеками тоже кажется спорной, о чем я и говорю Ивану на выходе из лаборатории.

— Да это потому, что вы девушка,— улыбается Сидорок.— Нам, мужчинам, самое то, чтобы нам расписали: твой организм способен переваривать столько-то жиров, углеводов и белков, и ты получаешь под себя кастомизированный продукт. Пакет с надписью: “Еда мужская. 5 кг”.

11:15

На огромной кухне над лабораторией Ивана уже ждут стартаперы: двое молодых людей и две девушки. Кирилл Прудников и Дмитрий Колесников, компания Smeat, принесли вяленое мясо, Анна Емельянова и Ольга Куксова, Naked Granola,— сухие завтраки из пророщенной гречки с модными добавками: ягодами годжи, семечками и пр. С девушками Иван здоровается как со старыми знакомыми — Naked Granola уже в процессе получения денег от Mabius, а парней видит в первый раз, поэтому начинает с них. Вскрывая пачки с вяленым мясом, опять с энтузиазмом пробует: свинина с клюквой и медом, курица терияки, индейка с имбирем. Стартаперы с интересом наблюдают, комментируют, перебивая друг друга. Свой проект они придумали в “Сколково”, на реализацию идеи ушло несколько месяцев, закуски уже продаются в фитнес-центрах и на заправках по 150 рублей за упаковку, и юноши рассчитывают продать долю в бизнесе Mabius. “Чтобы попасть с вами в Китай”,— выдыхает в конце презентации Прудников. “Мясо в Китай завозить нельзя, а готовые снеки из него можно. Вот наша цель”,— поясняет Колесников.

Сидорка такой подход явно устраивает. Некоторое время он обсуждает со стартаперами, как нужно изменить дизайн и рецептуру для китайского рынка (ярче, острее!), потом объясняет им стандартные условия получения финансирования: маркетологи проверяют жизнеспособность идеи (на это Mabius готов потратить до $5 тыс.), и в случае положительного результата компания получает 1 млн руб. “посевных” на пробную партию и до 30 млн руб.— на производство. Прудников с Колесниковым уходят. Быстро обсудив нюансы производства гречневой гранолы, Иван отпускает и девушек тоже.

13:30

Иван осматривает помещения под коворкинг в соседнем с лабораторией здании на “Кристалле” — Mabius переедет сюда через месяц. Проект растет, решено обзавестись офисами и еще одной кухней для стартаперов. До этого бизнес-инкубатор был несколько виртуальный — стартапы работали каждый на своей площадке, а объединял их, с подачи Mabius, ресурс Strategyzer, который позволяет превратить идею в бизнес-стратегию — с пониманием ниши, объема людских ресурсов и затрат.

Сидорок заглядывает в помещение, отведенное для кухни. Пока здесь полный раздрай, но Иван уже видит, как все будет.

— Если идти в Китай, над рецептурами еще работать и работать,— задумчиво говорит он и вдруг опять смеется: — Знаете, в какой момент я понял, во что ввязался? В декабре мы с ребятами поехали в Китай. Поездка была связана с проектом Enactus — знаете его? Это международная программа студенческого предпринимательства, и мы с моим другом Денисом Семыкиным занимаемся российской частью проекта. Так вот, мы поехали к китайским студентам и захватили с собой 60 килограммов наших типичных продуктов. Это было дико увлекательное маркетинговое исследование, и главное — невероятно дешевое: студенты растащили еду по домам, и ели ее со своими семьями. Им не понравилось ничего! Тогда наш шеф-повар попросил их принести еду, которая им действительно нравится, и, попробовав, приготовил из наших продуктов “вариацию на тему”. А именно: сладкую овсяную кашу со шпротами, обваленными в аджике. Мерзость редкая. Зато китайцы были в восторге!

К нам присоединяется Денис Семыкин — высокий кудрявый мужчина с бородой. Иван, как выясняется, когда акселератор вырастит хотя бы пару десятков проектов, уедет продвигать их в Гонконг, а Денис останется заниматься делами здесь. Партнерам надо бы обсудить тысячу вещей, но некогда: нужно ехать на Патриаршие, в магазин “Город-сад” — тестовую площадку стартаперских продаж.

14:30

У меня накопились вопросы, и, пока мы едем на Патрики, спешу их задать. Собственно, главное, что меня интересует: как сложилась география проекта: Нижний Новгород — Москва — Гонконг?

— Ну это все “Сколково”, наверное,— размышляет Иван.— Да, без “Сколково”, конечно, Нижним бы и ограничился…

Готовясь к встрече с Иваном Сидорком, я узнала, что с пакетом акций Нижегородского масложирового комбината он буквально родился — его мама была последним “красным” директором комбината, и, пройдя в перестроечные годы положенный этап корпоративных войн, семья осталась у руля с блок-пакетом (25%) акций, мирно деля управление с двумя другими акционерами-менеджерами. Семейным бизнесом Иван занялся еще студентом (учился он в лучшем нижегородском вузе — Лингвистическом университете, но на экономиста). Проработав по несколько месяцев на финансовых и бухгалтерских должностях, в 2002 году он отпустил маму на заслуженный отдых: вошел в совет директоров и стал управляющим партнером.

Следующие 10 лет дела у завода шли неплохо: поглотили с десяток элеваторов и маслоэкстракционных заводов, на своих рынках выбились в лидеры с маргарином “Хозяюшка” и майонезом “Ряба”, начали поставлять подсолнечное масло в Индию и Китай. Но к началу 2010-х годов Иван заскучал и, чтобы развлечься, отправился на полуторагодичный курс MBA в “Сколково”. И жизнь, что называется, поделилась на до и после.

— Практически все, с кем я работаю теперь, это люди из “Сколково” или те, с кем меня познакомили люди из “Сколково”. И это совершенно крышесносительные люди. У меня в телефоне забит номер агента “Моссада”, он нам читал курс по искусству переговоров. Могу ему позвонить всегда — посоветоваться или нанять для серьезных переговоров.

Мы подъехали к магазину “Город-сад”, Иван показывает хозяйке, Дарье Лисиченко, образцы продуктов своих стартаперов, которые хотел бы продавать здесь. Дарье, похоже, все нравится. Я рассматриваю полки: суперфуды из тыквы и семян чиа по 500 руб. за пакетик, конопляное масло под 1500 руб. за бутылку, соки по 300 и более — на Патриарших с любителями здорового образа жизни в ценах можно себя не ограничивать.

— Вот! После “Сколково”,— возвращается он к прерванному разговору.— Я понял главное: если придумать много ходовых и высокомаржинальных продуктов и загрузить ими мощности комбината хотя бы на 10%, общую рентабельность можно поднять чуть ли не вдвое.

Быстро закончив переговоры с Дарьей, мы отправляемся смотреть зал, в котором пройдет финал конкурса стартапов Enactus, по дороге продолжая восстанавливать ход событий.

После “Сколково” Иван Сидорок перебрался в Москву и занялся созданием Mabius — задача была в том, чтобы аккумулировать энергию и идеи молодых и предприимчивых для создания большого количества успешных проектов. Но собственной энергии после “Сколково” появилось столько, что ограничиваться одним проектом не получалось,— одновременно появились и Enactus, и онлайн-галерея Art-icon, и благотворительность, и менторство.

Потом начался кризис, и стало понятно, что российский рынок еще какое-то время пребудет во власти маргарина и майонеза, а сбыт батончиков с чиа на основе ДНК лучше организовать где-нибудь еще. Европу и Америку отмели сразу — неперспективно, более привлекательными показались азиатские рынки. К этому времени Иван уже был совладельцем подразделения по СНГ одной из крупнейших азиатских агропромышленных корпораций, Wilmar International Ltd, и через эту же корпорацию активно продавал в Китай масло — времени на то, чтобы присмотреться к китайскому рынку, было достаточно, от перспектив захватывало дух.

— То есть, понимаете, чтобы завоевать 1% рынка в Китае и в России, нужно потратить одни и те же деньги. А при этом китайский один процент на порядок больше российского! Особенно когда мы про этот вожделенный средний класс говорим. В Китае людей с доходами от трех тысяч долларов в месяц — сотни миллионов. А у нас — кот наплакал, сейчас особенно.

17:00

Не, ну ты видел? Три месяца искали, все не то, а тут — вот! — преподаватель “Сколково”, координатор российской программы Enactus Сергей Ефременко в восторге от недавно отреставрированного огромного ДК МИСиС. Чуть не подпрыгивая от нетерпения на лестнице, он тащит Ивана по отделанному деревом холлу, распахивает двери новенького, огромного и светлого зала, где уже разыгрываются перед церемонией музыканты. Партнеры деловито обходят комнаты для жюри, двигают стулья, интересуются, все ли готово для кофе-брейков.

Видно, что Enactus — очень важная история для Ивана, и он с удовольствием снова возвращается к ней. “Понятно, что большинство студенческих проектов — либо из серии “студент открывает для себя мир”, либо какие-нибудь утопии “взять у богатых и отдать бедным”. Но это же все равно классно, что люди не просто жизнь прожигают, пока родители за учебу платят, а хотят развиваться, думают о бизнесе. Это очень вдохновляет”.

После МИСиСа Иван отправляется в офис по соседству — из кабинета видно Крымский мост и мидовскую высотку. Пока он подписывает бумаги и согласовывает расписание встреч и поездок, звонит сын: семья (жена и двое сыновей) приехала к нему из Нижнего. “Обычно я сам уезжаю на выходные в Нижний — либо на машине гоняю (я же гонщик! не знали?) — а сейчас спина болит, на “Стриже” езжу. Но сегодня они ко мне. Завтра в Китай улетаю, хоть повидаться перед отъездом”.

Агрегатор новостей Baker-Group

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

Календарь

« Декабрь 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Рекомендуемые материалы